Истек срок активности заявки Сейчас заявка не отображается в поиске, но доступна по прямой ссылке.

Перейдите на страницу заявки и нажмите на кнопку "Поднять в поиске", чтобы ее увидели другие игроки.
Весь Сумеречный мир ищет Алека Лайтвуда!

Автор заявки

Администрация форума
(форумные заявки от игроков)

Пол

Мужской

Связь

В пару
Родственники
Друзья
Продумаем вместе
Описание

Внешности: Matthew Daddario

Предпочитаемое направление для совместной игры: Экшн/Приключения • Романтика • Психология • Драма/Ангст

От Иззи

 На его плечи с рождения возлагали слишком много забот и еще больше надежд. Рожденный во времена волнений он не должен был их переживать вновь спустя годы, но воля куда более сильная, чем всеобщие надежды, разложила свои карты судьбы иначе. Александр Гидеон Лайтвуд был слишком близок к происходящим волнениям, чтобы остаться в стороне.
 Когда-то фамилия Лайтвуд имела вес, сейчас же — лишь слабые попытки вернуть былое величие. Осквернившие свой род Мариза и Роберт всеми силами старались воспитать детей идеальными, но, увы и ах, перегнули со старшим; недооценили среднюю; не досмотрели за младшим [Изабель тебе не расскажет, но чувство вины терзает ее душу и по сей день]; и всегда гордились приемным. Странные эти старшие Лайтвуды, не правда ли?
 Изабель гордится Алеком. Всегда. No matter what. Именно им, ее настоящим Алеком, а не тем образом, который старательно пытаются воссоздать окружающие. Алеком, к которому прибегала пятилетняя, перепуганная до трясущихся пальцев, в ночи, когда гроза обрушивала свое недовольство на старый-добрый Нью-Йорк; Алеком, который всегда был другом и иногда — наставником, всегда ворчливым и иногда занудным; Алеком, который никогда не поддавался ей во время тренировок потому что был уверен в сестринских способностях. Алеком, который всегда был рядом.
 Изабель ненавидит — искренне, всем сердцем, — когда их сравнивают. Они — р а з н ы е, как можно этого не заметить? Она — вспыльчива, он — рассудителен до зубовного скрежета; она — привлекает к себе внимание [зачастую, намеренно, тайно желая отгородить брата от досужих сплетен], он — предпочитает оставаться в тени. Разные чаши одних весов.
 Изабель восхищается его бесстрашием и волевым характером, часто прислушивается к рассудительности и советам [хоть и закатывает глаза столь же часто] и искренне переживает о том, о чем он умалчивает; Алек посмеивается над стряпней сестры, раздражается из-за ее болтовни и приходит на помощь даже тогда, когда она не просит. Ведь Лайтвуд для них — не просто фамилия. Это семья. С самого начала и до последнего вздоха.

От Магнуса

Александр Гидеон Лайтвуд. Ты необыкновенный нефилим с яркими голубыми глазами, которые прочно засели мне в душу и сердце. Ты серьёзный, слишком правильный и порядочный, что так и тянет испортить. Ты живёшь по своим принципам и порядкам. Любишь свою семью и Нью-Йоркский Институт, который стал для тебя второй семьёй. Ради каждого из них ты готов пожертвовать своей жизнью. Иногда мне кажется, что лучше бы я не появлялся в твоей жизни, потому что тебе приходится переступать свои же правила и ограничения. Для меня важно, чтобы ты был счастлив, Александр. А с кем и где ты будешь счастливым, решать тебе

необходимо признаться, что, когда я только начинала писать заявку, она должна была быть подробнее, но позже осознала, что не хочу ограничивать в действиях и возможных изменениях истории самим игроком. со своей стороны скажу, что у меня на данный момент бэкграундом книги и едва ли один сезон сериала [последнее намереваюсь исправить в ближайшем будущем], но, думаю, мы придем к консенсусу по уже произошедшим событиям. также важным фактом является книжный канон в отношении младшего Лайтвуда: Макс погиб, и Иззи до сих пор не может справиться с горем, но не признается в этом никому, поэтому и делает то, что делает, отчасти в жажде собственного наказания. однако все это и многое другое обсудим уже по факту, поэтому с нетерпением жду в лс [в идеале, с примером игры для понимания, а сыграемся ли].
также данного персонажа жду не только я [ты удивишься, насколько Алек уже популярен во флуде], но и Магнус; его заявку ты можешь найти по ссылке. поэтому хотелось бы видеть игрока, который понимает Алека и хочет его развивать, а не идет ради роли и галочки.
p.s. ну и немного объятий для вдохновения. мы очень ждем.

19.11.2019 (19 д. назад)
Информация об авторе заявки

Семья — это слово было важным не только для дома Талли, что даже в свой родовой девиз вставили слова о семье. Семья— это не просто люди, родные тебе по крови. Семьей могут стать и люди, не связанные кровными узами, а просто однажды повстречавшиеся на пути и оставшиеся рядом. Такой семьей для Дейенерис Таргариен был сир Джорах — в кхаласаре он казался ей самым близким человеком, да и после рыцарь всегда занимал в сердце королевы драконов особенное место с того самого момента, как появился перед ней, невестой кхала Дрого, и подарил книги, столь ценные для Дени, поскольку напоминали ей о доме, находящемся по ту сторону Узкого Моря.

Семья — это был и Визерис тоже. Прежде всего — Визерис, с самого рождения Дени. Других родственников у нее не было. Старший брат пугал ее иногда, иногда и обижал, а после — продал за войско, сказав ей страшные и непростительные слова, демонстрирующие пренебрежение и равнодушие, что ранило Дейенерис даже больше грубости. И то, что родной брат угрожал ей ножом — не просто напугало, но рассердило и вывело из себя. В тот момент Дейенерис Таргариен готова была сама воткнуть кинжал в горло брата, но все же, когда Дрого, потеряв контроль над собой и защищая жену и ребенка, решил убить Визериса, Дени метнулась между ними серебряной лунной вспышкой, неосознанно закрывая брата собой и защищая от кхала.

— Нет! — к счастью, это слово Дрого понимал, потому что в тот момент Дени заговорила на общем языке, от волнения позабыв дотракийский. — Нет, — выдохнула Дейенерис, переходя на язык кочевников. — Оставь его, мое солнце и звезды. Пусть… Уходит. Теперь мой брат для меня мертв.

Потому что Визерис, каким бы ни был — оставался драконом. Оставался Таргариеном. Оставался ее братом, мертв он для нее или нет. А потом — когда Дейенерис Таргариен, Неопалимая Матерь Драконов, заняла трон королевы Миэрина, он снова предстал перед ее глазами — на этот раз не насмехаясь и не говоря гадких слов, а лишь умоляя о прощении, потому что…

       Да, потому что она была его сестрой.

Таргариенов осталось мало. От некогда величественной и прекрасной династии драконьих всадников осталось лишь трое детей Безумного Короля, что сбились в своеобразную стаю, найдя друг друга среди огромного мира и не собираясь расставаться больше никогда. Дени знала — за братьев она будет сражаться, как и они — за нее. Они — семья. Странная, драконья семья, где каждый важен, где веками царил инцест, но теперь — лишь родственное тепло. Джон… Тоже семья, но — иная. Джон дальше по крови, Джон — тот, кого Дейенерис любит совсем иначе, не как положено любить племянника. Братья же были теми самыми головами дракона, которых должно быть три.

Сир Джорах тоже мог бы быть кем-то вроде брата, но — нет, он был старше и мудрее, чтобы Дени могла воспринимать его так. Она была выше его по положению, была его королевой, но признавала, что он знает лучше, как поступить — теперь. Дейенерис Таргариен медленно училась, но все же училась.

— В Эссосе нет медведей, — на самом деле, Дени еще не приходилось видеть вживую этих зверей, в отличие от лютоволков — Призрак полюбил ее и принял, хотя сначала недоверчиво и опасливо фыркал, обнюхивая ее ладони. Хозяйкой не признал — и правильно, что не признал, он должен быть верен Джону — но разрешил сребровласой королеве, пахнущей огнем, находиться рядом с хозяином, а иногда даже спал у нее в ногах. — Но есть драконы. И когда их близким угрожает опасность, они, не задумываясь, выдыхают огонь, испепеляя обидчиков до костей. Я знаю, миледи Мормонт. Я это видела. Я это… Чувствовала.

Во время битвы она, как никогда раньше, хотела быть драконом. Хотела извергать пламя, уничтожающее мертвую голубоглазую орду. Хотела кричать — пронзительно и громко, одним криком уже рассеивая темноту ночи. Хотела распахнуть огромные крылья и закрыть ими всех — сира Джораха, Джона, Миссандею, Тириона, Серого Червя, дотракийцев, Безупречных… И не вернуть свое в тот момент хотела Дейенерис Таргариен, а лишь защитить и спасти. Теперь где-то южная роза колдовала над ранами ее рыцаря, а она — стояла здесь, наблюдая за пляской огня и тем, как человеческие тела становятся прахом и золой.

Ей бы тоже в этот огонь войти, прочувствовать на теле его приятное тепло, позволить языкам пламени слизать ее одежду, обнажая и заставляя будто заново родиться, как однажды родились ее драконы — Дейенерис Таргариен протягивает ладонь прямо к костру, засовывает пальцы в огонь, и пляшет на ее руке маленькое пламя. Не больно. Совсем не больно.

       Она ведь драконорожденная.
       Огонь не причиняет вреда дракону.

— Kostio hen morghūlis, — Дени не знает языка, на котором говорит леди-медведица, но у нее есть свой, родной язык, а еще она знает — герои не умирают. Они останутся в памяти, пусть даже безымянными, но их не забудут. Не забудут выжившие товарищи. Не забудут те, кто обязан им жизнью. И не забудет их королева и кхалиси, Разрушительница оков и огненная богиня, ради которой они и сражались, потому что она приказала идти в бой. Они — были. Они — чужие этой земле, но умершие не за блеск северных снегов, а за сияние драконьего пламени.

Слышать валирийский снова, пусть даже из собственных уст — как будто опять оказаться в доме за красной дверью, что так часто приходил к ней во снах. Дени улыбается, стоя рядом с Джорелль, и ей становится очень тепло в груди — как будто с ней рядом Джорах.

— Дракон помнит, — говорит Дейенерис уже на всеобщем языке. — Так говорил мой брат, там, в Эссосе. Он говорил, что Вестерос — наша земля, — Север — все еще часть Семи Королевств. Все еще и ее земля тоже. — Визерис всегда мечтал вернуться сюда королем. Он совершил множество ошибок, за которые и понес наказание. Я могла казнить его. Я могла позволить ему умереть. Но я простила его, потому что он — дракон. Он — мой брат.

Пламя затухает на ее тонких бледных пальцах, оставляя лишь закопченные следы на нежной коже.

Оценить заявку
Похожие заявки