МАФИЯ ИЩЕТ СВОЕГО ДОНА

Автор заявки

Администрация форума
(форумные заявки в сюжет)

Пол

Мужской

Связь

Родственники
Коллеги
Враги
На усмотрение игрока
Описание

Внешности: Al Pacino

Предпочитаемое направление для совместной игры: Детектив • Политика • Ужасы/Триллер

Жизнь знатно потрепала нашего уважаемого дона Кавалли. Будучи старшим сыном предыдущего дона, Витторио, принявшего нелегкое решение покинуть родные края и отправиться покорять с небольшим количеством своих приспешников новый свет, Донателло понимал, что рано или поздно бразды правления перейдут к нему.

И был не в восторге от этой идеи, особенно после того, как родился его младший брат, Фредо.
Фамилия Кавалли почти сразу оказалась на устах американской публики, сначала примитивные подкупы местных громил, затем отмывание денег мелкосортного бизнеса, затем мафия начала набирать официально не-итальянцев в свои ряды, а после - уже более серьезные дела. Наркотики, люди, заказы на убийства. Всего и не перечислить, о многих грехах своего отца Донателло не знает до сих пор, и не уверен, что хотел бы знать.
С самого начала Голдспрингс был избран из-за золота. Тут даже нечего было скрывать и стыдиться - лакомый кусочек для любого криминального авторитета и сообщества.
Вот только покорить с первого раза золотые просторы не удалось - мэр, заправляющий городом на тот момент, был честен, неподкупен и совершенно одинок. Попытки договориться с ним провалились, на запугивания он отвечал четко и грамотно, попытки покушений пресекал и избегал с завидной регулярностью, словно в рядах мафии появился крыса - но нет, мэр играл по правилам.
В 1978 году Витторио таки смогли привлечь за ряд махинаций, шантаж и убийства. Получив шестьдесят лет строгого режима, кое-как избежав смертной казни, Витторио почти провернул план своего грандиозного побега, но... отчаянные времена требовали отчаянных мер и таких же людей. Нашелся смельчак, молодой парень-офицер, добровольно внедрившийся в тюрьму под условным прикрытием и прикончивший дона примитивной заточкой.
Перечеркнув себе карьеру, тем не менее, он надолго лишил гидру головы и обеспечил городу временное затишье, сравнимое с эпохой Возрождения.
Между тем Донателло рос, рос и Фредо. Заботясь, как только можно, друг о друге и убитой горем вперемешку со страхом матери, они вынужденно окунулись в свое полуразвалившееся наследие.
Преданные семье капо и консильери остались при Кавалли, но подкупленные стервятники да банды быстро разбежались по своим норам, лишившись прикорма. Бросив учебу и пойдя на официальную работу, Донателло женится в 1979, ровно через год у него рождается единственная дочь Рамона. Пять лет потребовалось на то, чтобы новоиспеченный дон осознал для себя, что честными методами в этом городе итальянец сыт не будет, разобрался в том, что осталось от отца и пересмотреть общий подход к обработке местных шаек. Сменив места прикорма, мафия Кавалли переключается на предприятия, пережившие и поднявшиеся после великой депрессии. Подходящим объектом оказалось предприятие "ПИК", возглавляемое ушлым и жадным директором.
Найдя общий язык, Донателло постепенно расширял влияние, пока его дочь росла, а мафия пополняла ряды. Замужество Рамоны за потенциальным кандидатом в мэры, становление Люциуса в качестве главы города и директором компании "ПИК" обеспечили ту самую необходимую поддержку и вес, которые помогли Донателло добиться того, что не смог провернуть его отец - заполучить столь желаемый кусочек золота. И не просто кусочек, а тонны.
Жадность мафии доставляла Люциусу невыносимое количество проблем, он только и успевал, что подчищать хвосты и тщательно, самолично контролировать производственные процессы, часть затрат скидывая на "ПИК", часть оправдывая тем, что шахты начинают иссекать. Всего и не перечислить.
Тем временем Фредо, являясь самой надежной опорой брата и его консильери, обеспечил мафии выход на японских партнеров, которым большая часть золота и перепродавалась, притом, частично не только за деньги.
Выкупив порт и снабдив охраной из солдат капо, дон не прекращает свою деятельность, рассматривая потенциальное партнерство с другими странами и семьями. На данный момент ведет ожесточенную борьбу с Черным рынком, отколовшимся куском мафии во главе с Рональдом Крэем, которого официально все считают умершим, но подсознательно старший рода Кавалли понимает, что это все - большая продуманная ложь.

Семейное древо Кавалли-Мюррей

Семейное древо Кавалли-Мюррей

Донателло уважает и любит своего брата Фредо (если у того есть официальная семья, к ней аналогичное отношение), души не чает в своих родных внуках, Логане и Аноре, оказывает всяческое содействие дочери и в меру терпим в отношение Люциуса. Старшего сына Люциуса старательно игнорирует. Старается не светиться на людях, поскольку возраст уже не тот, а за свою жизнь он пережил покушений примерно столько же Кастро, хотя счет вел не попыткам, а количеству верных людей, которых пришлось хоронить и оплакивать вместе с их семьями.

08.11.2019 (3 д. назад)
Информация об авторе заявки

— Что ты имеешь в виду? - хитрая ухмылка поползла вместе с острыми бровями вверх и Хендриксон поглядывал на нее изподлобья.
О да, я хочу услышать комментарии Эдвардс на этот счет. Может быть потому что что Люку в целом нравилось слушать людей. А может быть именно Кристину. Если было о чем поговорить, он и сам мог быть достаточно болтливым и эмоциональным. Но умение правильно слушать людей дает более ясную картину о них самих, чем любое личное дело. А не воспользоваться возможностью и не развить столь пикантную тему с Эдвардс, через подтрунивание, он просто не мог.
Никто в принципе никогда не вмешивался в отношения Кимберли и Люка. Попробуй сказать что-нибудь поперек Белфаст, особенно пытаться указывать ей, что делать. Тем более — с кем встречаться. Королева всегда была достаточно разборчива в выборе своего круга общения, попасть туда было не так-то просто. А уж если рядом появляется потенциальный спутник на будущий выпускной бал, то этот человек определенно не так прост, как может показаться.
Любой другой девчонке кричали бы вслед "Ты что встречаешься с Люком Хендриксоном?! Серьезено?" А разъяснение подобной реакции можно было интерпретировать по-разному. В основном — они сами хотели бы этого. Даже мечтая о будущем с добрым лабрадором во дворе и белом заборчиком перед домом. Но это же Хендриксон. Это то, о чем можно было бы приятно вспоминать зимними вечерами, ностальгируя по ушедшей молодости и отчетливо зная, что своим детям ты о таком расскажешь не скоро, может лет через 20, если вообще стоит это делать.
При других обстоятельствах, Кристина была бы, как раз, одной из тех, кому бы кричали вслед "Ты что, встречаешься с Хендриксоном?!" И еще долго бы прикапывались, пока дедушка Джейкоб не добрался бы до этого. При таком раскладе, чтобы исправлять ситуацию, пришлось бы покинуть город.
Идеально же!
Но увы, нет. Та дружба, то общение, которое было у Хендриксона с Эдвардс, значило для него намного больше, чем еще одна галочка в списке постельных побед.

— Вот и все? И такова цена совета от Великолепной Кристина Эдвардс?! Невероятно... Это просто поразительно. Нет, вы представляете? Прямо здесь и сейчас. Старшая школа. Вест Хэм. Футбольное поле. Кристана Эдвардс и простые откровения о жизни - еще немного и начнут звучать аплодисменты и восхищения толпы, насколько убедительно льются слова самопровозглашенного, вот только что, оратора. Какие жесты, какая мимика, а эмоции, эмоции!  Совсем немного не хватило, что пустить скупую слезу искренности.
И пока эти двое преодолевали школьный коридор, окружение уже во всю не сдерживало улыбок от произошедшего представления. И может немного смущения. Ну а Кристине осталось только закатывать глаза и следить, чтобы они там не застревали.

— Классная задница, - вот что возвращает Люка в ощущение реальности и первоначальное состояние, когда те выходят на улицу и Крис обгоняя его, вырывается вперед.
Если бы подобный комментарий прозвучал из уст какого-нибудь квотербэка, то смысл его был бы довольно прост и понятен. А вот от Люка этот комплимент звучал как что-то, вроде, одобрительной оценки от отлично проделанной работы. И как только он это отметил, то поспешил догнать Кристину.

— Ты знаешь, на самом деле, в нашей жизни не все настолько паршиво, - он делает два последних широких шага через пару ступеней, сразу к трибунам и откидывает назад вечно прыгающую на лицо капну волос.
— У тебя есть семья. Мама, отчим, дедушка, сестры. Ты отлично заканчиваешь старшую школу и поступаешь в колледж, - второй рукой цепляет с запястья тонкий ремешок резинки и бодро завязывает на затылке пучок.
— У тебя есть друзья. Эппл, Стивен, Фезко. В конце концов, я. Такие богатства доступны далеко не каждому. И только когда закончится вся эта пубертатная херня, ты сможешь наконец-то их по достоинство оценить, - закончив со своей шикарной прической, он достает косяк.
— В смысле притащил на территорию школы?! Он всегда был со мной, - похлопав по нагрудному карману своей смешной рубашки.

В этом был  весь Хендриксон. Если минуту назад от него звучали откровения, на уровне вступительной речи для приемной комиссии факультета какой-нибудь особой философии, то через мгновение он уже предлагает тебе покурить на территории школы. Никогда нельзя было до конца понять, где он шутит, а где совершенно серьезен.

— Задавая этот вопрос, ты, вероятно, хочешь мне что-то предложить? - он снова широко улыбается, пряча сигарету обратно в карман и внимательно наблюдая за дерганьем Кристины от уведомлений в телефоне.
Сам Люк давно не контактирует с матерью подобным образом, а остальным и вовсе нет дела. Он и в первый раз опустил комментарии насчет дедушки Джейкоба и оставил это без внимания второй раз. Избегает ли он этой темы, потому что боится его? Вряд ли. Понимает ли Люк, что все это можно описать лишь одним словом "забота"? Однозначно

Оценить заявку
Похожие заявки