«Дискуссия становится жарче, — подмечает маг, — а шутки Гриффиндора — пошлее. Приятель как всегда в своем привычном репертуаре. А ведь и правда, как предсказуемо».
И невольно кривит губы в ухмылке: Годрик не любит змей, змеи очень недолюбливают Годрика — что-то в этом мире таки остается неизменным. А небольшое представление продолжается: змея весьма красноречиво фыркает на просьбу Гриффондора, нехотя и даже как-то лениво сползает с уютных плеч Салазара и неспешно покидает помещение, непременно задев своим гладким боком щиколотки каждого из присутствующих. Следом фыркает и Салазар.
— Я бы сказал иначе, Годрик: это ты нервируешь змеек, нуждающихся в спокойствии и гармонии, — из-за массивных дверей раздается довольное шипение. Однако Салазар на урчание уползшей чешуйчатой уже не обращает никакого внимания. — Видел я твою шляпу, — хмуро замечает. — Если, конечно, мы думаем об одной и той же. Полагаю, надеть подобную шляпу на голову — то же, что и подвергнуться водопаду из обжигающего воска. Тот еще мазохизм. Однако в этом что-то есть, отрицать не буду.
Салазар на несколько мгновений умолкает.
— Залезь ему на голову... — задумчиво тянет, — залезть на голову... Быть может, в голову? Думаю, все же в голову, — констатирует. — То есть, кроме умения разговаривать и анализировать, в распределяющей шляпе — назовем это так, необходимо будет предусмотреть и способность чтения мыслей. Мы ведь хотим знать наверняка, что тот или иной ученик подходит по необходимым критериям. Стало быть, мы должны знать его мировоззрение и отчасти мыслительный процесс.
Об этом стоит подумать на досуге. Салазар любит сложные задачи.
— Ярко выраженный магический потенциал, — не задумываясь ни на мгновение, откликается Слизерин на вопрос Хельги. — Хитрость. Способность добиться своей цели любым способом. И, разумеется, чистокровность.
Последнее — само собой разумеющееся. А иное и не обсуждается.
— Как проницательно, — ухмыляется Салазар, однако, в его голосе нет привычной всем едкости, при должном старании можно распознать и довольство. — Однако да. Змеи хитры и ловки, с умом подходят к выбору своего окружения и тщательно планируют захват жертвы. Что ж, змея будет весьма говорящим символом.
Помимо прочего, змеи знают, куда и когда кусать, чтобы жертва потеряла всяческий контроль и бдительность. Ценное умение. Очень даже ценное.
Салазар вдруг резко вскидывает руку и рядом с высокомерно смотрящей змеей появляется рыжее свечение.
— М. Если проводить подобную аналогию со всеми нами, то символом Годрика должен стать растрепанный львенок. Точь-в-точь похожий на своего идейного вдохновителя. Разве нет?